Человек как птица. Образы путешествий

19 - Leonid Tishkov_Journey of the Private Moon_2003_2016_Urals (1024x768)

Государственный музей изобразительных искусств имени А.С. Пушкина впервые участвует в Венецианской биеннале, представляя с 10 мая выставку «Человек как птица. Образы путешествий» в рамках параллельной программы.

Венеция - 4 Май 2017 - Редакция

На всем протяжении истории человек пытался раздвинуть границы зримого и найти новые углы зрения. Развитие оптики и эволюция искусства шли рука об руку, и на вооружении художников были и камера-обскура, и видеокамера. Целью расширения оптического кругозора во все времена было познание мира. И если с одной стороны оно осуществлялось посредством экспедиций в дальние уголки мира, то с другой – благодаря изменению самого способа видения, доступного человеку. Этому процессу, протянувшемуся в истории, вторит и внутренняя трансформация, совершаемая каждым из нас на протяжении жизни.

Связать классическую традицию и современность, в конечном итоге способствуя изменению оптики зрительского восприятия, – одна из целей проекта Пушкинский XXI, отраженная в этой выставке. Данное направление деятельности Музея призвано выстроить новые связи между классическим и новым искусством, между российским и международным художественным процессом, способствовать диалогу форм репрезентации современного искусства, а также представить зрителю художников, которые разговаривают на языке актуальных медиа.

Выставка «Человек как птица. Образы путешествий» приглашает зрителя отправиться в путешествие сразу в нескольких измерениях – через пространство, время и сквозь индивидуальный опыт, – что, возможно, изменит восприятие мира и самого себя. Первоначальные морфология и структура образов по ходу путешествия трансформируются благодаря разным углам видения, заложенным в проекте. Подобно Гулливеру Джонатана Свифта или Алисе Льюиса Кэрролла, зритель испытает на себе непривычные масштабы и перспективы: мир трансформируется, угол зрения меняется, реальное и воображаемое переплетаются и подчас не соответствуют нашему восприятию.

Первый этаж Палаццо Соранцо Ван Аксель заполнен образами, посвященными воде. Главная венецианская стихия преобразуется здесь в мифологическую субстанцию, по волнам которой зритель отправляется в путешествие. Его встречает местный проводник – лодка Фабрицио Плесси, одна из его вариаций на тему слияния природной и цифровой стихий. Сайт-специфическая инсталляция Татьяны Ахметгалиевой затягивает зрителя в бесконечный водоворот образов. На этом пути стихия то бушует, то успокаивается; а пение сирен в и далекие маяки на горизонте напоминают об иллюзорности и бесплотности надежд. Параллельно в инсталляции Дмитрия Булныгина развивается экстремальный сценарий, когда зритель не в силах контролировать внешние обстоятельства и остается только судорожно глотать воздух, как рыба в представленном «Аквариуме». В жизни далеко не каждый сталкивается с катастрофическими обстоятельствами, так и в пространстве выставки не каждый зритель набредет на эту инсталляцию.

Вечная тема одиссеи преломляется сквозь призму христианского взгляда в работах Ирины Затуловской, и на первый план выходит покаяние, возвращение домой и, в конечном итоге, возвращение к себе. Будучи в гармонии с самим собой можно отправиться на поиски поэзии жизни, как это делает Леонид Тишков в путешествиях с собственной «Частной луной». С тех пор как люди стали путешествовать, возникла традиция фиксировать путевые впечатления. Описание поездки нередко дополнялось зарисовками увиденного. Тишков продолжает эту традицию, располагая искусственный полумесяц каждый раз на новом месте: в пейзаже на открытой местности, на балконах и в садах, на стенах клубов, заброшенных помещений или электростанций – и запечатлевая эти картины. Луна приземлилась и здесь, затаившись в узком коридоре средневекового палаццо и приглашая зрителя устремиться вверх, откуда она недавно спустилась.

По мере путешествия по выставке угол видения расширяется – от привычных 120 градусов человеческого зрения к 360 градусам зрения птицы. Пространство, выстроенное по законам прямой перспективы, привычной для нас со времен Ренессанса, лишь на первый взгляд кажется правильным. Оказавшись на втором этаже экспозиционного пространства, зритель сможет испытать иной, расширенный, опыт видения.

Перспектива птичьего полета в XV веке была для художников умозрительной, и гравированные панорамы городов рождались в первую очередь благодаря воображению. Сегодня живописная панорама превращается в виртуальную реальность, в ожившую базу данных, источник и хранилище расщепленных образов. Изменяется и позиция зрителя, он словно растворяется в панораме, и вместо замкнутого вида сверху его взору открывается разомкнутый мир, вводящий нас внутрь образа. Так, в работе Мариано Сардона виды городов совмещаются со зрительными картами людей, их рассматривающих (т.е. с тем, что непосредственно видел каждый посетитель исторического места), в результате чего рождаются феерические образы некоего третьего пространства. Инсталляция Марникса де Нийса позволяет зрителю погрузиться в трехмерный зыбкий призрачный мир городов, синтезированный на основе цифровых данных. Образы, сотканные из реальности, оказываются принадлежащими уже сфере воображаемого. Точно так же Итало Кальвино из реального путешествия Марко Поло создал воображаемые «Невидимые города»: «Федора, выстроенная из серого камня, заключенная в стеклянную сферу, с удивительным музеем, куда приходит каждый житель и выбирает себе город по вкусу <…>. Или Морианна – город с коралловыми колоннами, у которого есть своя изнанка…»

Художественное путешествие это не посещение конкретных географических точек, а отражение мировоззрения в структуре пространства. Путешественники разных эпох по-разному трактовали эту структуру: она могла становиться лоскутной, точечной – описывая лишь остановки, они «проглатывали» расстояния. Так Софья Гаврилова конструирует свои «Воображаемые территории» из пустынных ландшафтов, запечатленных в географических экспедициях. Заостренный в ее инсталляции диссонанс между сухой научной формой и традицией романтического любования русским пейзажем по-новому преломляется в пространстве палаццо. Здесь ее «Шурфы» оказываются зарифмованными с вертикалями готических окон, сквозь которые видна гладь венецианского канала.

Центром этой вселенной, в которой объединились расщепленные пространства и взгляды с разных перспектив, оказывается электронный дом Масаки Фуджихата. Возможности расширенного смотрения позволяют сегодня воспринимать весь мир как свой родной дом, где все его обитатели оказываются связаны невидимыми нитями электронного сигнала. Но существует и другая модель дома – дом детства и воспоминания о нем, когда все путешествия могли происходить в нашем воображении и можно было даже не выходить из комнаты. Такой дом-сновидение представлен в инсталляции Мартина Хонерта. Это вселенная его души.

Все пространство пронзает звук, идущий от звуковой скульптуры Юрия Календарёва. Образы из видимых оказываются слышимыми и осязаемыми. Вселенная становится звучащей. Момент чуда проявляется и благодаря виду на церковь Санта Мария деи Мираколи, открывающемуся через окно.

Тема осязаемости образа продолжается в работах Давида Клербо и группы «Провмыза». В обоих случаях зрителя сбивает с толку непривычный угол зрения, и ему приходится, словно лилипуту, продираться сквозь величественный темный лес в инсталляции Клербо «Путешествие» и тревожную пустыню в работе российских художников «Вечность». Из-за искажения реальности и перехода от удаленной перспективы к максимальному приближению деталей зритель в какой-то момент утрачивает способность оценки своего положения в пространстве. Поэтому, когда художники позволяют ему вынырнуть на поверхность, его первоначальные представления оказываются перевернутыми. Темный лес предстает маленькой рощей посреди поля, а великан-вечность – маленькой девочкой, отчаянно сражающейся с обстоятельствами.

Напоследок зритель может виртуально переместиться в пространство залов ГМИИ им. А.С. Пушкина, надев наушники с аудиопроектом Семёна Александровского «Другой музей». Спускаясь или поднимаясь по лестнице, прогуливаясь по дворику палаццо, можно одновременно погрузиться в звуковую атмосферу московского Музея изобразительных искусств, презрев физические границы и расстояния.

В конечном итоге чувства и ощущения формируют наше отношение к пространству снаружи и к памяти внутри и окрашивают впечатления и воспоминания в неожиданные цвета. Точка схода перспектив «птичьего полета» и приземленного обывателя, человеческого глаза и объектива камеры, пространства истории и личной памяти оказывается внутри каждого из нас, и конечной целью этой одиссеи оказывается познание самого себя.

Выставка проходит при поддержке официального партнера Mail.ru Group, технического партнера Barco и семьи Пагановых

Марина Лошак: «Это направление Музея призвано выстроить новые связи между классическим и новым искусством, между российским и международным художественным процессом, способствовать диалогу форм репрезентации современного искусства и представить зрителю художников, которые разговаривают на языке актуальных медиа».

Ольга Шишко: «Для участия в Венецианской биеннале, мы пригласили всемирно известных российских и международных авторов, которые расширяют привычный угол человеческого зрения от 120 градусов – к 360 градусам зрения птицы. Цель проекта – открыть вход в другое измерение, по которому предлагается путешествовать зрителю. Художники говорят об отсутствии физических границ и расстояний. Многие из работ, экспонируемых на выставке, войдут в коллекцию Пушкинского XXI».

 

 

Художники:

Мартин Хонерт

Фонарь (малая версия). 2000

Алюминий, плексиглас, струйная печать, полистирол и флуоресцентный свет. 100 x 100 x 100 см

Kunstfonds, Staatliche Kunstsammlungen Dresden

Светящаяся голубым светом конструкция с фигурой человека, лежащего на кровати и смотрящего телевизор, – это образ дома детства, в котором живет фантазия. Скрупулезно проработанные скульптуры немецкого художника Мартина Хонерта (род. 1953) во многом вдохновлены его детскими воспоминаниями. Отталкиваясь от собственного опыта, Хонерт увлекает зрителя в символическое путешествие во времени, когда можно путешествовать, не выходя из дома, а масштаб образов воспоминаний искажается.

 

Леонид Тишков

Частная Луна. 2003–2017

Световая инсталляция, фотографии, видео

«Частная Луна» – визуальная поэма, рассказывающая историю про человека, который встретился с Луной и остался с нею на всю жизнь, путешествуя со своей спутницей вокруг света. Необычно располагаясь и освещая окружающие предметы, путешествующая Луна предлагает пришедшим зрителям или случайным прохожим пережить ощущения сказочности существования. Леонид Тишков (род. 1953) запланировал путешествие со своей частной Луной длиной в собственную жизнь.

 

Фабрицио Плесси

Ка’ д’Оро (Золотой дом). 2009

Деревянная лодка, ТВ, видеоплеер, звук

«Ка д’Оро» – это метафора путешествия в творческую неизвестность. Течение виртуальной воды по дну деревянной лодки выявляет переплетение природной стихии с технологической средой. Итальянский медиахудожник Фабрицио Плесси (род. 1940) известен как современный алхимик, играющий со стихиями. Он «гуманизирует» технологические инструменты, превращая их в носители эмоций.

 

Арт-группа «Провмыза»

Вечность. 2011

Видеоинсталляция, 35’

В работе «Вечность» художники арт группы «Провмыза» создают чувство тревоги, помещая зрителя в многоуровневое пространство, где и окружающая реальность, и сам человеческий взгляд расслаиваются. В рамках специально подготовленного для выставки варианта инсталляции, зритель вынужденно двигается вдоль изображения и не имеет возможности захватить всю картину в целом. Плач девочки становится акусматическим, так как его визуальный источник оказывается за пределами поля зрения. Таким образом, зритель начинает воспринимать мир так, как это доступно лилипуту, а маленькая девочка-вечность предстает не постижимым для его зрения великаном.

 

Дмитрий Булныгин

Аквариум. 2015

Инсталляция, видеомэппинг, звук

Циклический процесс падения уровня воды в аквариуме с рыбой создан с помощью технологии видеомэппинга. Рыба хаотично мечется в паузах между чередованиями уровня воды и пытается занять место у поверхности, позволяющее глотнуть порцию кислорода. Работа Дмитрия Булныгина (род. 1965) является аллегорией земной жизни с ее внезапными катаклизмами, которые мы не в силах контролировать.

 

Ирина Затуловская

Возвращение домой. 2017

Шитье, венецианский шёлк, шерсть, холст, золото, венецианская парча, венецианский бархат 

Серия работ, оформленных на горизонтальных полотнах венецианских тканей, объединяет несколько тем: ветхозаветную, евангельскую и современную. Вместе они составляют обобщенный образ покаяния, возвращения домой и возвращения к себе. Ирину Затуловскую (род. 1954) можно определить по ее отношению к материалу. Она пишет по дереву и железу – на предметах, найденных ею, и уже никому не нужных. Следы, которые оставили на их поверхности природа, люди и время соединяются с аскетическим прикосновением художника в две-три краски, в результате чего материал преображается и рождается образ.

 

Давид Клербо

Путешествие. 1996–2013

Видео, анимация, стереозвук, 12′

Предоставлено художником и галереями Sean Kelly, Нью-Йорк, и Esther Schipper, Берлин

Непрерывно движущаяся камера начинает путешествие в парке, затем движется через темный лес, который в конце концов оказывается лишь небольшой рощей посреди поля – достаточно камере вынырнуть из него и подняться на высоту птичьего полета. Бельгийский медиахудожник Давид Клербо (род. 1969) работает с универсальным образом темного спокойного леса, беспристрастно и динамично продвигаясь сквозь него. Пространство, которое он запечатлевает, не специфично, оно универсально, и его детали отражают не столько сам объект восприятия, сколько процесс контактирования человека и леса.

 

Юрий Календарёв

Внутренняя вселенная

Бумага, тушь, акустическая бронза

Звучащая скульптура Юрия Календарёва (род. 1946) создает пространство вибрирующей вселенной. Он переосмысливает концепт скульптуры через слуховой опыт, который выходит за рамки звука как такового в область чистой акустики. Путешествие Календарёва – это, прежде всего, личный опыт внутреннего поиска. Инсталляция рассказывает историю собственного творческого путешествия художника и представляет собой своего рода мастерскую или храм, где совершается творческая медитация.

 

Софья Гаврилова

Шурфы. 2014

Печать на пластике

Инсталляция «Шурфы» – это фотографии пустынных ландшафтов, собранных художником и географом Софьей Гавриловой (род. 1987) за годы ее экспедиций по России. Работа состоит из вертикальных панорам, напоминающих геологические срезы. Пейзажи, собранные наподобие разрезанных вдоль пробирок, дают возможность сосредоточиться на самой линии горизонта, которую часто сложно увидеть в урбанизированных ландшафтах, но которая есть неотъемлемая часть нашего взгляда на мир.

 

Масаки Фуджихата

Частная комната / ТВ. 2009–2010

Медиаинсталляция.

При поддержке Tokyo Gallery + BTAP

«Частная комната» представляет собой некий глобальный цифровой дом. В мире виртуальных медиа (как и в мире телевидения, которому изначально посвящена инсталляция) наши путешествия и воспоминания объединены в единую сеть, соединяющую нас с миром. Эта работа – одна из медиа инсталляций японского медиахудожника Масаки Фуджихата (род. 1956), в которых он исследует возможности коммуникации в виртуальном пространстве.

 

Мариано Сардон в сотрудничестве с Мариано Сигманом

От памяти осталась карта. 2017

Видеоинсталляция

При поддержке UNTREF (Universidad Nacional De Tres Febrero), Буэнос-Айрес, и MUNTREF (Centro de Arte y Ciencia), Буэнос-Айрес

Работа аргентинского художника Мариано Сардона (род. 1968) представляет городские пейзажи в виде баз данных, состоящих из зрительных карт. Траектории движения взглядов по пейзажным изображениям накладываются друг на друга, в результате чего создаются феерические по колориту образы. Также работа напоминает о том, что пейзажные образы XV века были умозрительными – подробные и точные ксилографии XV столетия, изображающие города с высоты птичьего полета, были продуктами размышлений, а не наблюдений.

 

Марникс де Нийс

Распадающиеся перспективы 2.0. 2012–2013

Интерактивная инсталляция

В проекте «Распадающиеся перспективы 2.0» посетитель перемещается по аудиовизуальному городскому ландшафту, выстроенному из скоплений точек с помощью технологии 3D-сканирования, благодаря которой возникает эффект сюрреалистичной призрачной атмосферы. Сочетание движения и трехмерного интерактивного изобразительного ряда в инсталляции голландского медиахудожника Марникса де Нийса (род. 1970) позволяет зрителю ощутить интенсивное погружение в пространство. Образы, сотканные из реальности, оказываются принадлежащими уже сфере воображаемого.

 

Татьяна Ахметгалиева

Корабль-призрак. 2017

Видеоинсталляция

При поддержке Французского института в России (Санкт-Петербург)

В своей сайт-специфической инсталляции Татьяна Ахметгалиева (род. 1983) рассуждает о личной жизненной одиссее каждого из нас. Работа затягивает зрителя в безумный бесконечный водоворот волн, помех и брызг. Кульминацией пути станет встреча с кораблем-призраком, которая заставит остановиться и задуматься.

 

Семён Александровский

Другой музей. 2016

Аудиоинсталляция

Посетителю, пришедшему на выставку в Палаццо Соранцо Ван Аксель, художник и режиссер Семён Александровский (род. 1982) предлагает отправиться в аудиальное путешествие в другой музей. В наушниках, которые получает посетитель, звучит запись прогулки по ГМИИ им. А.С. Пушкина в Москве. В то время как посетитель бродит по двору венецианского палаццо, он погружается в звуковую атмосферу московского музея. Пространственные границы стираются, как будто и нет дистанции между Венецией и Москвой.

 

 

 

Человек как птица.  Образы путешествий

Венеция, Палаццо Соранцо Ван Аксель

Cannaregio 6071 — 30121 

13 мая – 5 сентября 2017

venice.arts-museum.ru

Фотогалерея

Карта

Читайте также

Ангелы в монастыре Сан-Марко во Флоренции... Отцы-доминиканцы в рамках доктрины devotio moderna (нового благочестия) в эпоху Ренессанса создали новый религиозно-художественный жанр в литературе — тексты «священных представлен...
Экскурс в Прекрасную эпоху в Пьеве ди Ченто... "Я просто влюблён в Прекрасную эпоху (Belle Époque)", именно так Джулио Барджеллини, основатель музея Маджи 900, объясняет, почему он решил организовать выставку, посвящённую этому...
Революция: от Шагала до Малевича, от Репина до Кан... Только после Великой русской революции 1917 года художники смогли осуществить свое призвание — строить мир на совершенно новых основах, но, главное, они поверили и заставили повери...
Россия в 1917 году: 100 лет, которые изменили мир!... 1917-2017. Прошло сто лет со дня Великой Октябрьской революции,  определившей направление русской истории и породившей бесценные художественные шедевры.Банк Gruppo Unipol и основан...
СЕТЬ
×